ЭКО

Редакционный раздел

Пользователи : 12633
Статьи : 2811
Просмотры материалов : 11119956

      Свежий номер

     f2018 06

       Купить номер

 

Корпоративное управление в электроэнергетике в контексте власти и привлечения инвестиций Печать

В статье рассматривается проблема инвестиционной привлекательности российских генерирующих компаний электроэнергетики. В качестве потенциального решения этой проблемы предложено развитие корпоративного управления путем демократизации власти на корпоративном уровне.

 

Вместо частных – инвестиции государства

 

Накануне приватизации электроэнергетических компаний РАО «ЕЭС России» были разработаны определенные механизмы и мероприятия для повышения их инвестиционной привлекательности. Впоследствии средства от приватизации (порядка 500 млрд руб.), полученные от выкупа дополнительных эмиссий генерирующих компаний электроэнергетики (главным образом, под «бренд» РАО «ЕЭС России»), поступили на их счета и стали финансовой базой инвестиционных программ в рамках подписанных до 2015 г. договоров на поставку мощности. Большинство отраслевых послереформенных компаний, располагающих этими средствами, а также возросшими собственными возможностями для инвестирования, увеличившимися финансовыми возможностями государства и его готовностью вкладывать средства в инфраструктуру, так и не приступили к повышению своей инвестиционной привлекательности, чтобы бороться за частные инвестиции.

Собственные возможности для инвестирования возросли, главным образом, вследствие увеличения прибыли (в основном, за счет повышения цен на энергию), продаж профильных и непрофильных активов, казначейских бумаг, размещения свободных денежных средств на депозитах аффилированных банков, поступлений от «материнских» компаний.

    Так, «Интер РАО ЕЭС» реализовало в 2012 г. свои миноритарные доли акций в компаниях энергетического сектора – 26,43% «Энел ОГК-5» за 625 млн долл., других компаний – за 8,2 млрд руб. Более 2 млрд руб. в год составляли доходы «Интер РАО ЕЭС» от размещения свободных денежных средств подконтрольных ему ОГК-3 и ОГК-1 на депозитах аффилированных банков. Были проданы казначейские бумаги ОГК-3, подготовлена продажа казначейских бумаг «РусГидро» «Внешэкономбанку» за 64 млрд руб. Продажу непрофильных активов, оцененных в более 2,3 млрд долл., проводит «Газпром энергохолдинг» (подконтрольный «Газпрому»)1.

    Следует отметить, что покупка профильных и непрофильных активов электрогенерирующих компаний и их казначейских бумаг проводилась преимущественно государством. Их внешнее финансирование посредством кредитования и размещения дополнительных эмиссий акций осуществлялось, главным образом, также при поддержке государства. В частности, Сбербанк открыл кредитную линию «РусГидро», выделив в 2011 г. кредит в размере 40 млрд руб. Готовы дофинансировать инвестиционную программу ОГК-2 (свыше 23 млрд руб.) близкие ей структуры – «Газпромбанк», АБ «Россия», «Газпром энергохолдинг». Дополнительная эмиссия акций «Интер РАО ЕЭС» 2010 г. (24,9 млрд руб.) в основном приобретена «Внешэкономбанком». Дополнительная эмиссия акций «РусГидро» в объеме 89 млрд руб. (август 2011 г.) была фактически выкуплена в пользу государства2.

 

Частные инвесторы вкладывали свои средства преимущественно «в высококачественные инфраструктурные активы с профессиональной руководящей командой». По их мнению, таковыми в российской электроэнергетике являются компании с крупными зарубежными собственниками – немецкая «Э.ОН Россия» (бывшая ОГК-4), итальянская «Энел ОГК-5», финская «Фортум» (бывшая ТГК-10). Консорциум инвесторов3 в 2012 г. приобрел у «Интер РАО ЕЭС» 26,43% акций компании «Энел ОГК-5».

Сложившаяся практика финансирования отраслевых компаний в последние годы, видимо, предопределила существенное увеличение в отраслевых компаниях присутствия государства, представленного «Интер РАО ЕЭС», «Газпромом», Федеральным агентством по управлению государственным имуществом, «РЖД» (табл. 1).

Таблица 1. Крупные акционеры электрогенерирующих компаний России, 1 п/г 2012 г.

Kрупные акционеры Доля в акционерном капитале компаний, %
«Интер РАО ЕЭС» ОГK-1 (56,0), ОГK-3 (81,9), ОГK-5 (26,4), ТГK-6 (26,1), ТГK-7 (32,4), ТГK-11 (85,0), Иркутскэнерго (40) ОГK-2 (57,6), ТГK-1 (51,8), ТГK-3 (53,5)
«Газпром энергохолдинг РФ» (Федеральное агентство по управлению гос. имуществом) «РусГидро» (60,5), ТГK-5 (25,09)
«KЭС – Холдинг» ТГK-5 (51,4), ТГK-6 (40,5), ТГK-7 (50,8), ТГK-9 (77,5)
«ЛУKОЙЛ» ТГK-8 (95,4)
«ОНЭKСИМ» ТГK-4 (50)
«Сибирская генерирующая компания» ТГK-12 (66,13), ТГK-13 (61.2)
«Э.ОН Россия» ОГK-4 (82,3)
«Энел ОГK-5» ОГK-5 (56,4)
«Фортум» ТГK-1 (25,7), ТГK-10 (93,4)
«Синтез» ТГK-2 (44,8)
«Просперити Kапитал» ТГK-2 (28)
«ЕСН» + «РЖД» ТГK-14 (83,6

    Источник. Официальные сайты компаний
    Примечания. Доля «Газпрома» в ОГК-2 соответствует объединенной с ОГК-6; в «КЭС – Холдинг» включены подконтрольные ему офшорные компании; доли менее 25% не рассматривались.

При этом наметилась тенденция дальнейшего увеличения присутствия государства в электрогенерирующих компаниях. «Интер РАО ЕЭС» согласовало с Федеральной антимонопольной службой России приобретение 100% голосующих акций ТГК-11, проведение реорганизации в части 100% владения акциями ОГК-1, ОГК-3 и присоединения «Башкирэнергоактива», создаваемого выделением генерирующих активов из «Башкирэнерго». Практически готовы к объединению своих электрогенерирующих активов «Газпром» и «КЭС – Холдинг». В объединенной компании «Газпрому» будет принадлежать 75% минус одна акция, «Ренове» (контролирует «КЭС – Холдинг») – не менее 25% плюс одна акция. «Газпром» планирует дополнительную эмиссию акций ОГК-2, после размещения которой его доля в капитале компании может превысить 70% вместо текущих 57,6%. У государственного «Роснефтегаза» есть возможность стать владельцем блокирующего пакета «РусГидро» при условии покрытия дефицита ее инвестиционной программы в размере 85 млрд руб., передачи от «Интер РАО ЕЭС» в компанию 40% акций «Иркутскэнерго», перезагрузки сделки по обмену активами с «Евросибэнерго»4.

В таких условиях трудно поверить в реальность обсуждаемого выхода государства из генерирующих активов электроэнергетики (обусловленного, в том числе, низкой эффективностью государственных компаний), а вероятность снижения (в первую очередь, по объективным причинам) государственного финансирования электроэнергетики достаточно высока. Отраслевым компаниям уже сегодня нужно готовиться к реальному привлечению внешних инвестиций в условиях растущего мирового спроса на инвестиции и увеличивающейся конкуренции за их получение между различными странами и компаниями, обострившегося мирового кризиса ликвидности, повышать свою инвестиционную привлекательность.

Принципы корпоративного управления – принципы демократии

 

Как показал углубленный анализ результатов опросов зарубежных институциональных инвесторов, бизнесменов, экспертов и аналитиков, одним из ключевых факторов инвестиционной привлекательности компаний в современных условиях является корпоративное управление. В обобщенном виде оно рассматривается как «система взаимодействия между акционерами и руководством компании, включая её совет директоров, а также с другими заинтересованными лицами, с помощью которой реализуются права акционеров, комплекс механизмов, позволяющих акционерам контролировать деятельность руководителей компании и разрешать возникающие проблемы с прочими группами влияния»5.

Термин «корпоративное управление» (corporate governance) имеет двойное значение. В первую очередь, это – «корпоративная власть», во-вторых, – «управление, руководство». Причем второе значение означает, главным образом, стратегическое управление, а не management (оперативное, тактическое).

Роль корпоративного управления в повышении инвестиционной привлекательности российских генерирующих компаний электроэнергетики через реализацию корпоративной власти продолжает недооцениваться, несмотря на готовность современных инвесторов платить за акции компаний с эффективными системами корпоративного управления повышенную премию (более 40%) от их цены6.

В современных условиях требуются критическое переосмысление прошлого опыта управления, поиск контуров новой модели корпоративного управления, соответствующей реальным интересам инвесторов и связанной, главным образом, с финансовым менеджментом и управлением рисками, совершенствованием внутреннего и внешнего аудита, транспарентностью, соблюдением прав акционеров и подотчетности перед ними и обществом высшего руководства компаний.

По большому счету все это отражают общепризнанные в зарубежной практике «Принципы корпоративного управления ОЭСР» (табл. 2).

Таблица 2. Принципы корпоративного управления в ОЭСР

Справедливость Ответственность Прозрачность Подотчетность

Признание, соблюдение и защита прав акционеров. Равное отношение акционерам.

Соблюдение и защита прав мелких (миноритарных) акционеров

Признание предусмотренных законом прав заинтересованных лиц.

Поощрение активного сотрудничества с заинтересованными лицами в целях экономического и финансового благополучия компании

Своевременное и достоверное раскрытие информации обо всех существенных аспектах управления, функционирования и развития компании.

Беспрепятственный доступ к информации

Подотчетность совета директоров акционерам и компании в целом.

Подотчетность правления совету директоров

 

    Источник: Corporate Governance: A Framework for Implementation, – World Bank, 1999.

 

Демократичность этих принципов легко «читается» при установлении прямой корреляции с демократическими принципами государственной власти (табл. 3).

Таблица 3. Принципы государственного управления

Справедливость Ответственность Прозрачность Подотчетность

Признание, соблюдение и защита прав граждан.

Осуществление прав одних граждан, не нарушая права других.

Регулирование и защита прав национальных меньшинств

Признание законных прав заинтересованных лиц по международным договорам и соглашениям.

Поощрение активного сотрудничества между государством и заинтересованными лицами в вопросах роста экономической и финансовой устойчивости страны

Своевременное и достоверное раскрытие информации обо всех существенных аспектах управления, функционирования и развития государства.

Обеспечение гласности

Подотчетность парламента избирателям (гражданам).

Подотчетность правительства парламенту

    Источник: Конституция РФ.

 

При дальнейшей корреляции ключевых понятий корпоративной и государственной власти (табл. 4) можно сформулировать определение корпоративного управления при реализации демократических принципов управления в отраслевых компаниях.

Таблица 4. Корреляция ключевых понятий корпоративной и государственной власти

Kомпания Государство

Акционеры

Общее собрание акционеров

Продажа акций

Покупка акций – инвестиции

Совет директоров

Kомитеты совета директоров

Председатель совета директоров

Решения совета директоров

Правление

Генеральный директор

Внутренний аудит Устав

Граждане

Референдум

Смена гражданства

Получение гражданства

Федеральное собрание

Kомитеты федерального собрания

Президент страны

Федеральные законы

Правительство

Премьер-министр

Счетная палата РФ

Kонституция

«Демократия» на государственном уровне – форма государственного устройства общества, основанная на признании народа в качестве источника власти, верховенства конституции и законов, свободы и равенства граждан, не отчуждаемости прав человека, с разделением властей и развитой системой народного представительства7.

На корпоративном же уровне «демократия» – это признание акционеров в качестве источника власти, верховенство устава и законов на корпоративном уровне, равное отношение к акционерам и соблюдение их прав, разделение права собственности и управления ею, развитая система представления интересов всех акционеров в советах директоров компании.

Основой соблюдения демократических принципов управления на любом уровне является деловая культура высшего руководства, важность которой особенно подчеркивается консервативными зарубежными инвесторами в последние годы. К сожалению, деловая культура современного российского менеджмента оценивается ими как невысокая8. Ее характеризуют:

  • ориентированность на сиюминутный успех и удачу за счет партнера;
  • несоблюдение взятых обязательств, неподотчетность перед акционерами;
  • агрессивность и конфликтность;
  • политизированность, высокая роль личных связей и неформальных отношений;
  • бессистемность в достижении конечной цели;
  • сознательное нарушение законов, в том числе посредством использования различных толкований, зачастую не соответствующих их реальному содержанию.

Корпоративное управление переходного периода

 

Основополагающие принципы власти в стране и в большинстве российских генерирующих компаний электроэнергетики, к сожалению, вполне демократические только по форме. На практике они носят формальный характер и плохо работают, не дисциплинируя и не стимулируя компании к увеличению стоимости акционерного капитала. По мнению зарубежного бизнеса, «…российские компании лишь декоративно и временно “улучшают” корпоративное управление, в действительности ничего не меняя и продолжая управлять компаниями так, как считают нужным»9.

Это подтверждают результаты углубленного анализа текущей практики корпоративного управления в современных российских генерирующих компаниях электроэнергетики10. В большинстве из них сформировалась своеобразная модель корпоративного управления переходного периода, присущая многим развивающимся странам10, в которой нет непосредственного разделения права собственности и управления ею. При высокой концентрации собственности (см. табл. 1) сложилось управленческое ядро из собственников и менеджеров, выполняющих в компании как представительскую, так и контролирующую функцию, подменяющее все механизмы корпоративного управления.

Нет четко установленной системы разделения властных полномочий, прав, ответственности и функций между различными уровнями управляемой компании. Интересы не попавших в управленческое ядро акционеров часто нарушаются. Наиболее часто нарушены их права на участие в годовом общем собрании акционеров, на присутствие в советах директоров и в контролирующих органах, обязательные дивиденды, на получение полной и достоверной информации о компании. Нередко сами миноритарные акционеры не спешат на собрания акционеров (как и многие граждане страны – на выборы), не веря в возможность реального влияния на власть.

Средние значения информационной прозрачности генерирующих компаний электроэнергетики низкие (около 44%), причем разница в прозрачности лидеров и аутсайдеров остается существенной: от 66% («Энел ОГК-5») до 25% – у замыкающей компании. Самая низкая раскрываемость информации наблюдается по вознаграждениям членов совета директоров и высшего менеджмента, взаимоотношениям с заинтересованными лицами, фактам оказания внешними аудиторами компаниям неаудиторских услуг и размерам вознаграждения за эти услуги, сделкам с заинтересованностью. Не раскрываются реальные владельцы компаний. Структура акционерного капитала на многих официальных сайтах представлена номинальными держателями12, на которых и зарегистрирована основная часть акций. Не раскрываются бенефициары – реальные собственники, скрывающиеся за юридическим владением собственностью другим лицом, и аффилированные с крупными акционерами владельцы относительно небольших пакетов акций. Сайты многих отраслевых компаний обновляются нерегулярно. Последние отчеты, важные для инвесторов внутренние регламентирующие документы и информация об их исполнении часто отсутствуют. Английская версия отчетности у многих компаний более упрощенная и не содержит разделов и материалов, публикуемых на русском языке.

Дисциплинирующая роль подразделений внутреннего контроля носит формальный характер. Департамент внутреннего аудита утверждается и подчиняется генеральному директору, хотя в мировой практике «определение состава, срока полномочий службы внутреннего аудита, назначение его руководителя и членов, порядка работы, размера и условий оплаты труда» относятся к исключительной компетенции совета директоров13. В советах директоров компаний электроэнергетического сектора фактически нет реально независимых директоров, присутствие которых особенно важно в компаниях с высокой концентрацией собственности. В большинстве случаев вместо них присутствуют квазинезависимые директора, аффилированные с крупными акционерами и (или) с государством.

Независимость внешних аудиторов сомнительна, поскольку они нередко аффилированы с компаниями через оказание им неаудиторских услуг, включая консультативные при подготовке отчетности по МСФО или ОПБУ США. Дисциплинирующие внешние факторы в виде финансовых рынков развиты слабо.

Кодексами корпоративной этики располагают несколько генерирующих компаний электроэнергетики – «Э.ОН Россия», «Энел ОГК-5», «Фортум», «Мосэнерго» (бывшая ТГК-3) и «РусГидро». Комитетов по этике при советах директоров (либо выполнения этих функций хотя бы одним из его членов) нет ни в одной из отраслевых компаний.

Видимо, при совершенствовании корпоративного управления нужно опираться на зарубежный опыт корпоративного управления и опыт компаний с крупными зарубежными собственниками в российской электроэнергетике, эффективность корпоративного управления которых в наибольшей степени признана инвестиционным сообществом и подтверждена ведущими международными рейтинговыми агентствами. В частности, «Энел ОГК-5» располагала рейтингом корпоративного управления – GAMMA-6 от Standard & Poor’s, а рыночная цена акций компаний с зарубежными собственниками на российской фондовой бирже (при ее закрытии на 31.07.2012 г.) «Фортум» – 22,71 руб., «Э.ОН Россия» – 2,63 руб., «Энел ОГК-5» – 1,65 руб. Для сравнения, у замыкающих отраслевых компаний: ТГК-2 – 0,0018 руб., ТГК-9 – 0,0014 руб., ТГК-14 – 0,0011 руб.14

***

 

Большинство компаний российского электроэнергетического сектора, главным образом, по причине увеличивающегося государственного присутствия в отрасли, не привлекают реальные внешние инвестиции с финансовых рынков. На фоне изменчивой мировой экономической конъюнктуры, обострившегося кризиса ликвидности, растущего спроса на инвестиции и конкуренции за их получение, отраслевым компаниям необходимо повышать свою инвестиционную привлекательность, в том числе через демократизацию власти на корпоративном уровне.

 

 


 

 

* Работа выполнена при поддержке гранта ведущей научной школы РФ НШ–1507. 2012.8.

1 URL: htpp://www.bigpower.ru/print

2 URL: http://www.bigpower.ru; URL: http://www.rbcdaily.ru/2012

3 «Русэнерго Фонд» компании Xenon Capital Partners, инфраструктурный фонд Macquarie Renaissance и Российский фонд прямых инвестиций.

4 URL: http://www.bigpower.ru

5 URL: http://ru.wikipedia.org/

6 Проблемы внедрения принципов корпоративного управления на российских предприятиях. (Аналитическое исследование АВК). 2001. – URL: http://www.avk.ru/siteDatabase.nsf

7 URL: http://www.glossary.ru

8 Bloom N., van Reenen J. Way. Do Management Practices Differ across Firms and Countries? // Journal of Economic Perspectives. – 2010. – Vol. 24. № 1. – P. 203 – 224.

9 Современное корпоративное управление в России глазами зарубежных бизнесменов и экспертов: результаты совместного исследования НСКУ и Российско-британской торговой палаты. – М., 2010.

10 Шевелева Г.И. Риски корпоративного управления для инвесторов послереформенных электрогенерирующих компаний России // Вестник НГУ. – 2010. – Том 10. – Вып. 2. – С. 13–22; Воропай Н.И., Труфанов В.В., Шевелева Г.И. Механизмы инвестирования и развития электроэнергетики России // Известия Российской академии наук. Энергетика. – 2011. – № 5. – С. 132–143.

11 Корпоративное управление: казахстанский контекст. // Уч. пособие. Под общей ред. Филина С.А. – Алматы, 2009. – 318 с.

12 Номинальный держатель, как правило, является инвестиционной или брокерской компанией, на которую у официального регистратора зарегистрирован некоторый пакет акций, чтобы технически не мешать обеспечению ликвидной торговли.

13 Кодекс корпоративного поведения.– URL: http://www.amr.ru/pdf/FKCB/pdf

14 URL: http://stocks.investfunds.ru

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Похожие ccылки