ЭКО

Редакционный раздел

Пользователи : 13945
Статьи : 2842
Просмотры материалов : 11307864

      Свежий номер

     f2018 08

       Купить номер

 

Азиатская Россия – не понаслышке Печать

Колоссальные природные ресурсы, которыми располагает Азиатская Россия, стали одной из причин длительной дискуссии об особенностях исторического, экономического и политического пути России.

Ключевой вопрос связан не только с определением понятий, идентифицирующих данную территорию, но и с определением таких сочетаний исторических, природных и экономических факторов и условий, которые позволили бы обеспечить и территории и стране, в состав которой она входит, «устойчивое эколого-социально-экономическое развитие».
В разные периоды ее жизни ответы на эти вопросы были разные.
Примерно до второй половины XIX века Азиатская Россия (с появления первых русских «за Камнем») была исключительно «ясачной» территорией. На новых землях пришлых людей интересовали те богатства тайги, которыми изобиловал этот край (пушнина, в первую очередь).
По мере роста оседлого населения от «чисто» таежных занятий и дел экономическая жизнь постепенно смещалась к поиску и формированию торговых путей на Восток и в Китай, а также к освоению рудных богатств «под ногами».
Но не только выгода привлекала сюда людей – это было и бегство от гнета «боярского» и от «ярма царского», а также желание и возможность строить жизнь «по-своему». Наиболее рачительные хозяева (прежде всего, из числа старообрядцев) освоили не только таежные глухомани Нарымского края и Угрюм-реки, но и леса Алтая и степи Забайкалья.
Русские люди «растеклись» по огромным пространствам не только по воле государевой, но и в силу природы своей – накопившейся к XIX веку пассионарной энергии и опыту покорения пространства.
К середине XIX века на сцену во все большей степени выходит государство – его интересует не только «Сибирь и ссылка», но и также и закрепление и утверждение статуса Евразийской страны.
Очень точно об этом было сказано П.П. Семеновым (Тянь-Шанским): «…нет надобности распространяться о политическом значении великого сибирского рельсового пути. Это значение ясно уже из того, что с постройкой этого пути, Россия на востоке Азии не номинально, а действительно будет тем, что она есть по признанию ея друзей и недругов в Европе. На сколько дорога сокращает расстояние Европейской России от азиатскаго Востока, на столько она увеличивает нашу силу на этом Востоке. К этому бесспорному положению следует лишь прибавить, что указанныя выше благоприятные условия, возникающие с открытием дороги для расширения торговых сношений России со странами азиатскаго Востока, несомненно поведут и к упрочению дружественных политических отношений с теми-же странами. Укрепление этих отношений будет способствовать сознание осязаемых обоюдных интересов на поле всемирной экономической деятельности человечества. Наконец, с проведением сибирской дороги до Тихаго океана Россия получит полную возможность стать на более непосредственные сношения с Северо-Американскими Соединенными Штатами, которые, хотя и являются в Европе нашим конкурентом по хлебной торговле, но, по солидарности других и в особенности политических интересов, питают искренние симпатии к России»1.
После сооружения великого сибирского рельсового пути темпы развития экономики и сельского хозяйства Сибири и Дальнего Востока заметно опережали среднероссийские. Более быстрому развитию Азиатской России препятствовали лишь два обстоятельства – узость внутреннего рынка и слабая заселенность территории. И снова в дело включилось государство – реализуется беспрецедентная программа переселения крестьян из Европейской в Азиатскую Россию.
А в середине 20-х годов рассматриваются планы и программы индустриализации юга Западной и Восточной Сибири, а затем и Дальнего Востока.
Именно интеграция Азиатской России в общегосударственное экономическое пространство позволила добиться впечатляющих результатов в создании новых промышленных центров и в освоении новых территорий на карте.
В середине 1960-х – начале 70-х темпы развития и динамика освоения новых территорий стали «захлебываться» – не столько из-за нехватки финансовых и материальных ресурсов, сколько из-за размерности и сложности тех управленческих задач, которые вновь и вновь «подкидывала» жизнь. Методы командной директивной экономики мобилизационного свойства все больше и больше пробуксовывали.
Ответом на новые задачи стали обращение к науке как к «производительной силе» и привлечение людей, умеющих не только быть организаторами, но и генераторами и лидерами «хождения в неведомое». В числе тех, кого жизнь «выдвинула» на передний край решения сложных задач, был и Абел Гезевич Аганбегян. «С цифрами в руках и наукой в головах» коллеги и единомышленники Абела Гезевича показали, что продвижение вперед тормозится не столько по причине плохих проектных решений, сколько по причине их несогласованности – как по горизонтали, так и по вертикали. Преодоление разобщенности необходимо было не только на уровне проектов, но и на уровне территорий и макрозон страны.

 



Редакционная коллегия, редакция и все друзья «ЭКО» сердечно поздравляют основателя журнала академика Абела Гезевича Аганбегяна со славным юбилеем. Мы следовали и будем следовать кредо журнала, заложенному Вами и Вашими соратниками, – отражать реальную экономическую жизнь страны и с опережением освещать с научных позиций проблемы, встающие на пути их преодоления.

 

 



Другой «лежащий на поверхности вывод» – не все и всегда надо планировать и определять заранее – человек с его знаниями, опытом и инициативой тоже «имеет право на участие в выработке им последующей реализации решения», он должен создавать среду для их эффективного развития и продвижения.
Увы, инертная и переутяжеленная бюрократическая система экономики централизованного планирования и управления была невосприимчива к простым и очевидным выводам ученых и специалистов.
Децентрализация экономической жизни, ориентация на «конечный народнохозяйственный эффект», поощрение и развитие инициативы и предприимчивости – вот, пожалуй, основные «выстраданные» выводы ученых и сподвижников школы академика А.Г. Аганбегяна относительно того, как и при помощи чего двигать и развивать экономику и социальную сферу Азиатской России. Децентрализация вовсе не означает сепаратизм или изоляцию – скорее, даже наоборот, она предполагает тесное взаимодействие Центра, территории и субъектов экономической деятельности. Эти общие заключения были достаточно аргументированно подкреплены не только расчетами, но и многочисленными поездками, встречами и обсуждениями на местах. Не зря одна из книг, написанная А.Г. Аганбегяном в соавторстве с З.М. Ибрагимовой, носит название «Сибирь – не понаслышке». Даже в те непростые годы авторы писали, что «…Сибирь – территория деловых людей и острых проблем… земля, на которой наш современник работает с удалью, вдохновением и упорством»2.
В доперестроечной экономике Азиатской России странным образом уживались решения и проекты, обусловленные историческими обстоятельствами (значительная часть предприятий военно-промышленного комплекса, созданных здесь в военные годы и удаленности от возможного поражения средствами уничтожения «вероятного противника» (в годы «холодной войны»), наличием уникальных источников природных ресурсов (прежде всего, нефть, газ, электроэнергия, полиметаллы), стремлением наилучшим образом использовать комплекс складывающихся на территории условий (от сочетания природных ресурсов и до высококвалифицированной рабочей силы – увы, таких производств, как ОАО «Информационные спутниковые системы» имени академика М.Ф. Решетнёва»», очень немного, и доля их в экономике ничтожна).
Годы «хождения в рынок» выявили все слабые и сильные стороны экономики Азиатской России. Получили безусловное «право на жизнь» производства, связанные с добычей природных ресурсов из уникальных источников (что обеспечило их владельцам невиданные «дивиденды» – за что и почему так и остается вопросом), «перебиваются с хлеба на воду» предприятия военно-промышленного комплекса (есть предприятия-дублеры ближе к Центру и к рынкам сбыта продукции), комплексные и высокотехнологичные производства у российского и бизнеса и руководства «не в почете» (много слов и мало дела) (доля высокотехнологичной продукции ничтожно мала).
Ситуация в Азиатской России сегодня внушает мало оптимизма, так как «развитие страны идет за счет потребления природных ресурсов, принадлежащих будущим поколениям» (основной лейтмотив статьи А.К. Тулохонова). Не менее категоричен в выводах и В.К. Заусаев: «рост есть, но эффективность экономики Дальнего Востока очень низкая». Более того, Россия «уходит» с Дальнего Востока и сдвигается… на север. Экономика региона демонстрирует парадоксальный тренд в своем развитии – «южные субъекты Дальнего Востока, расположенные в наиболее благоприятных климатических условиях, на границах с быстро развивающимися странами и имевшие более диверсифицированную экономику… теряют свой потенциал».
Наметилась очень странная и опасная тенденция – угнетения экономики Азиатской России совместными усилиями отечественных олигархических групп и китайских инвесторов. Первые – в погоне за доступом к чужим деньгам (свои вкладывать у них не принято), а вторые – в стремлении обеспечить выполнение предначертаний ЦК КПК об ускоренном развитии современной экономики совместно реализуют проекты таким образом, что это ведет к закреплению возникшего в перестроечные годы экономического отставания Азиатской России на веки вечные.
По мнению И.П. Глазыриной, И.Е. Михеевой, Е.Г. Егидарова, Е.А. Симонова, «… миф о том, что китайские инвестиции в рамках реализации совместных проектов будут способствовать развитию высокотехнологичных производств и помогут перевести экономику Дальнего Востока и Забайкалья на инновационные рельсы», не имеет под собой реальных оснований. Диспаритет цен и негативные экологические экстерналии – лишь немногие видимые результаты такого «сотрудничества».
В связи с этим нельзя вновь не обратиться к книге Э. Райнерта: «….при наличии в стране промышленного сектора (даже если он не так эффективен, как в богатых странах) реальные зарплаты будут выше, чем если его нет. Так что если промышленный сектор страны слаб, то надо работать над его эффективностью, а не закрывать сектор. Это, вероятно, самое важное правило, которое было забыто после наступления в 1989 году конца истории»3.
Увы, решения, которые базируются на выстраданных результатах успешного освоения пространства Азиатской России, не принимаются во внимание. Хронической проблемой является безусловное доминирование в экономике трансрегиональных холдингов, не заинтересованных в реализации преимуществ и достоинств обширного региона и учитывающих интересы людей, в нем проживающих.
Прагматичные исследователи из Евросоюза, анализируя проблемы Восточной Европы, пришли к выводу, что «…менее развитым регионам… следует проводить политику, которая позволит им переместиться с нижнего уровня конкурентного и инновационного потенциала на более продвинутый. Для этого они должны учитывать состояние своей производственной базы и базы знания… Политика должна зависеть от уровня развития и специфических черт каждого региона, в особенности от его сильных и слабых сторон. Как любое предприятие, каждый регион должен пытаться сформировать свой уникальный комплекс преимуществ, который будет базироваться на его активах и пассивах, его наследии, его “генетическом коде”…»4.
От диктата «социалистических ведомств» к безраздельному господству новоявленных «трансрегиональных корпораций» – таков путь «преобразований», который пока прошла Азиатская Россия. Не пора ли отнестись к ее проблемам всерьез, а не знать о них понаслышке?

 

 


 

 

1 Живописная Россiя. Отечество наше в его земельном, историческом, племенномъ и бытовомъ значении / Под общ. Ред. П.П. Семенова, Вице-Председателя Императорского Русскаго Географическаго Общества. Т. XII. Ч. первая. Восточныя окраины России. Восточная Сибирь. – М.: Изд-во товарищества М.О. Вольф, СПб., 1895. – С. 469.
2 Аганбегян А.Г., Ибрагимова З.М. Сибирь – не понаслышке. – М.: Молодая Гвардия, 1980. – С. 22.
3 Райнерт Э.С. Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными. – М.: Изд-во «Высшая Школа Экономики», 2011. – С. 274.
4 Синергия пространства: региональные инновационные системы, кластеры и перетоки знания // Отв. ред. А.Н. Пилясов. – Смоленск: Ойкумена, 2012. – С. 492.

Главный редактор "ЭКО"  В.А. КРЮКОВ
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Похожие ccылки